Право на власть. Интервью с Сергеем Сухомлиным

Myxa
2018-06-01, 13:18
  +21     0

Я давно знакома с Сергеем Сухомлиным, но на интервью мэр Житомира согласился только сейчас. Не смотря на определенную обиду с его стороны на всё, что я делала, делаю и о чем писала на протяжении трех лет и вопреки взаимному недопониманию, нам всё же удалось найти общий язык и поговорить откровенно, без купюр.  

Наша встреча состоялась в Житомирском городском совете. В пустом холе меня встретил дремлющий за столом охранник. Резкий, отвратительный запах, давно не убираемой уборной, исходящий из правого крыла здания, ударил мне в нос, и я ускорила шаг, поднимаясь по запыленному ковру, который не чистили еще со времен Владимира Дебоя.  

В приёмной пусто, двери к мэру открыты настежь. Заходя в кабинет, попадаешь как будто в потусторонний склеп – аура тут действительно угнетающая. Теперь я понимаю, почему Сергей Иванович обладает желтоватым цветом лица, депрессивным настроением и часто заглядывает в стакан. В помещении темно и неуютно, воняет никотином, окна всегда прикрыты шторами. На предложение пройти из кабинета в комнату отдыха, я отказалась. Учитывая, какой сброд мэр приглашает к себе в это помещение, как по мне общаться лучше в официальном кабинете. К тому же неясно чем именно занимались на прокуренном кожаном диване, стоящем справа от входа в «мэрский будуар».  

- Сергей Иванович, я давно слежу за Вашим карьерным ростом. Начиная со времён депутатства в городском совете, куда Вы прошли по спискам «Нашей Украины», далее Вы представляли «Фронт змін» в Житомирском областном совете. А потом Украину накрыла Революция достоинства и Вы неожиданно очутились в кресле первого заместителя мэра. В какой из этих периодов Вы решили для себя стать мэром?
С первого дня, как только я пришел в политику, я принял решение, что хочу быть мэром города.  Мне явно бросались в глаза систематические провалы в работе Веры Тимофеевны (ред. – Веры Шелудченко), в действиях Дебоя. Я знал, как сделать город лучше и знал, что у меня это получится. Кроме того, вариант быстрого и надёжного развития своего бизнеса таким путем никто не отменял.

- Вы считаете, что победили честно на выборах?
Победа любой ценой – это точно про меня. Еще в 2013 году я понял, что не хочу ждать пока полномочия Дебоя закончатся. Тут еще и революция подвернулась так удачно. Приложив определенные усилия и нужную сумму денег, всё получилось. Он освободил площадку, а дальше – дело техники. Я входил в курс дел в городе, чтобы на выборах знать его болевые точки, проблемы людей, которые можно было бы использовать.
Далее мне помог Боря, а точнее проверенная «сетка» (ред. – сеть избирателей), которую в наследство нам оставил Гена Зубко, когда уходил работать в администрацию Президента.  Там было около 20 тысяч голосов.

-Сколько потратили на избирательную компанию?
Порядка 40 миллионов гривен. Как бизнесмен скажу, что отбились они практически за первый год работы.

- В первом туре Вы получили 27,7 % поддержки избирателей, в то время, когда Ваш основной конкурент Любовь Цимбалюк от «Батькивщины» - 25,5%. Учитывая небольшой отрыв, благодаря чему удалось вырвать победу?
У Любы не было вообще никаких шансов, хотя её и поддерживали в Житомире. У неё, её доверенные люди из её ближайшего окружения, делали больше ветра, чем результата. Они не верили в её победу, также, как и она сама иногда не верила в саму себя.
У нас же вся машина была обкатана. Помимо «сетки», под моим проектом был подключен большой житомирский бизнес. Это было и предприятие «Рудь», мебельная фабрика «Луч», «IZOVAT», ШБУ-19, «Евроголд», предприятие Кригера, «Фаворит» Розенблата, мои предприятия и рестораны. Плюс была поддержка со стороны Житомир.инфо, СК1 и житомирского телевиденья. Меня поддерживали почти все перевозчики: и Савицкий, и «Шерифф», и Таня Иваницкая. Помимо денег, это всё еще и избиратели.
Часть людей голосовала со стороны Толика Сахневича (ред. – депутат и директор Центра обслуживания пенсионеров и одиноких нетрудоспособных граждан), но это в основном пожилые люди. Была ставка и на депутатов прошлого созыва и на тех, кто баллотировался, но они принесли не решающее количество голосов. Тогда хорошо поработали, по-моему, Коля Янушевич и Юра Моисеев.
Большим плюсом для меня было также то, что я шел от партии Президента, у которой на тот момент был наибольший процент электоральной поддержки. А это и поддержка со стороны правоохранителей.
 
- Почему же Вы стесняетесь её сейчас? Закинули флажок партии, и стараетесь сделать так, чтобы житомиряне забыли о том, что в 2015 году Вы шли в мэры от Блока Петра Порошенко.
Ошибки правительства и Президента привели к тому, что люди перестали им верить. Да и вообще, я считаю, что мэр должен быть вне политики…

- Это Вы расскажете простым обывателям, а если серьёзно?
У БПП нет никаких шансов, а я хочу продолжать свою политическую карьеру.

- То есть Вы хотите идти на второй срок?
Почему бы и нет. У меня для этого есть все шансы.

- А как же Любовь Владимировна?
Несмотря на все разговоры, исходя из того, что я знаю, внеочередные парламентские выборы будут. Мы нормально с ней общаемся, она идет на выборы в Верховную Раду. В моих интересах сделать всё, чтобы она стала депутатом от Житомира.

-Как интересно. А как же Александр Рабинович? Он ведь Ваш друг и компаньон и тоже будет баллотироваться.
По большому счету друзей в политике нет. Есть союзники, помощники. Посудите сами: я помогаю Цимбалюк и мои шансы стать мэром снова взлетают до небес. Тогда разрыв с ней был небольшой, но сейчас наши технологии могут не сработать, учитывая некоторые провалы и ошибки в работе моей команды. Она уходит – площадка для меня свободна. Кроме неё тут у меня серьёзных конкурентов нет. Да и не так дорого получится.

-Если уж мы затронули тему команды, то стоит заметить, что в избирательном списке значительная часть состояла из людей, которых в то время еще называли активистами. Валерий Арушанян, Ирина Коцюба, Иван Фурлет, Дмитрий Ткачук, Владислав Пучич и это только часть списка кандидатов в депутаты от БПП. Это совпадение или Вы делали на них ставку?
Не без этого. По сути своей у этих людей был большой кредит доверия после революции. Я-то знал, что из этого ничего не получится. Я видел, как эти люди относятся к деньгам, к хоть и не большой, но к власти, которую получили после Майдана. Их поддержка обошлась мне очень дорого. Часть из них отсеялась, слава Богу. Часть осталась и мне приходится продолжать платить за их лояльность. Но за ошибки приходится платить и в данном случае это всё буквально.

- Вы про житомирскую амбарную книгу партии регионов?
Я не хочу об этом подробно говорить, для меня это больная тема. Мы знали, что эти люди могут её подло использовать, чтобы навредить мне и некоторым членам партии БПП – это факт.

- То есть компания из «Демальянса» в списке появилась неслучайно?
Однозначно...мы тогда еще с Сашкой Рабиновичем думали, как от них избавится. Но по факту нажили себе еще больших проблем. Выпросили каждому по 200 тысяч, положив их себе на депозиты. А потом им этого стало этого мало и заявили, что еще одним условием будет то, что поведу их на выборы. Но сейчас я вижу, что Дима явно не справляется. Это для него непосильная ноша, он не дотягивает не только до заместителя мэра, но и до среднего специалиста.

- Кода Вы говорите об ошибках команды, что именно Вы имеете в виду? У этих ошибок есть имена и фамилии?
Я не могу на 100% сказать, что эти ошибки были совершены по моей вине. Это всё результат политических договорённостей, многих мне пришлось взять в свою команду, даже когда я сильно в ком-то сомневался.
Во-первых, сразу было непонятно по Наталии Чиж. Все знали о её репутации в городе, о мутных схемах, кредитах, криминале, в которых она была замешана, но я не договаривался с ней лично. Всё это было на уровне Зубка и Садового. Если бы лично я ей что-то пообещал на выборах, то скорее всего после оглашения результатов, просто бы сделал вид, что ничего не было. Обещать – не значит жениться. Ведь так? Но я вынужден был закрывать глаза на все её прихоти. На мотанку, на её многочисленных любовников и на то, что они работали в бюджетной сфере. Меня это устраивало, потому что в мои дела она не влазила. Вместе со своей фракцией голосовало исправно, что мне и было нужно. Но всё поменялось, когда я узнал, что Наташа продала должность директора КП «Парк» депутату Шусту за 50 тысяч $. Сумма серьёзная и она должна была хотя бы мне сказать. Неприятно узнавать о таком от чужих людей. Ничего личного, но скорее всего, в ближайшее время мы её снимем. Сейчас она для меня лишний балласт, Саша Черняхович для этой должности подходит лучше. Мало ли, вдруг я сам решусь идти на выборы в Верховный совет или будет такая команда сверху. Он точно сможет быть нормальных исполняющим обязанности мэра до выборов.

По Матвею (ред. – Матвей Хренов) сомнений было меньше, мне нравился его системный подход к работе. Его должность – это был мой долг перед Борей. Но я не думал тогда, что у них такие большие аппетиты. Мне не нравилось, что они покупают китайскую технику в больницы, врачи жаловались, даже приходили ко мне лично. Но что я мог тогда сказать? В какой-то момент меня стала раздражать звездная болезнь Матвея и то, что он бежал впереди меня. Думаю, многие понимают, что он хотел бы быть на моём месте. Да и надоело его постоянно отмазывать от правоохранителей. Три уголовных дела – это, по-моему, слишком.

- Директора водоканала Никитина можно причислить к этому списку?
Да, можно. Но так сложилось, что это была кандидатура людей, которым мне трудно отказать. За него просил и Гена Зубко, и Эдик Кругляк, говорили, что креативный, толковый, надёжный. Я думал, что молодую кровь нужно влить в водоканал, но получилось, что вместо этого мы начали вливать нечистоты в Тетерев. Он плохой директор, он вообще не разбирается в этой теме, он не специалист. Я эту ошибку исправлю, я пока не буду продлевать с ним контракт. Но на водоканале он останется, наверное, замом по развитию. Инвестиции привлекать у него получается, и люди с Мирового банка о нём лестно отзывались, хотя я пока не знаю причину.

- А Ваш первый заместитель? Не обидно, что перебежал через дорогу в областную администрацию?
С Лешей у нас были всегда нормальные отношения. Еще на выборах, до слияния, он был нашим троянским конем в партии «Самопомощь». Насколько мне известно, Чиж обналичивала через его юридическую фирму деньги. Он начал её шантажировать, съездил в киевский штаб и рассказал всё о том, как она за партийные деньги покупала себе шубы. Но со штаба выгнали почему-то его самого. Потом он просто занимался в нашей команде юридическим сопровождением и подкупом членов избирательной комиссии.
Я на него не обижаюсь, что он ушел работать в область. Просто с плиткой он меня подставил. Вся Украина дразнит, что я третий год делаю тротуары. Да и Гундича, учитывая ряд громких скандалов, в которые Лёша вляпался, он долго не задержится. Но это уже не моя головная боль.

 - Как Вам удалось так быстро приручить большинство депутатского корпуса?
Ну, по моей фракции вопросов практически не было. Пришлось закрыть несколько нюансов, и то по бизнесу. Свободовцы вообще неприхотливые. Я дал им КП «Горсвет», я знаю, что они воруют, но они воруют не больше других и меня это вполне устраивает. Плюс так по мелочам. То проект на скверик, то родственникам депутатов выделили пару сотен тысяч на проведения аудита, ну и земля под бизнес некоторым из них.
С Оппозиционным блоком вышло не сразу, но я с Юрой Павленко всегда был в хороших отношениях, мне просто нужно было дать их фракции возможность закрыть все начатые дела с прошлого созыва. Вишенкой на торте был подарок Наталье Леонченко в виде должности директора КП «Парк, подаренного её супругу.
Фракция «Батькивщины» хоть и оппозиционная, но если очень нужно, несколько голосов у меня там есть. «Самопомощь» раньше была более стабильна.

С радикалами обычно вопросы не решаются. Манухин и Савицкий голосуют как когда, но чаще они с большинством. С Сашей Раковичем сложно договорится, он довольно самодостаточный, и чтобы получить его голос приходится искать рычаги давления, а это не всегда себя оправдывает. Ира Ярмоленко амбициозная, иногда неуправляемая. Но учитывая то, что я её к себе подпускаю для общения, это дает мне возможность быть не настолько подверженным критике с её стороны. Это важно, потому что «говорящих» депутатов в депутатском корпусе – единицы.
Остальные 90% голодные, не очень умные и ими легче управлять. Они послушные, я со всеми всегда привык договариваться, поэтому мне с ними легко. Если у меня был такой депутатский корпус как Дебоя, я бы не дожил в своей должности и до заседания второй сессии.

- Депутатский корпус поддерживает Ваши «космические» проекты: аэропорт, ЦНАП, индустриальный парк, спортивная арена, житомирский Буковель. Вы реально думаете, что сможете воплотить их в жизнь?
А кто сказал, что я собирают это делать? Любой проект стоит денег, поэтому проектирование, особенно объектов за бюджетные деньги, это очень прибыльный бизнес. Проект строительства спортивной арены обойдётся порядка 2-5 миллионов, и это минимум. А кто будет строить, это уже не мое дело. Мне нужно быть готовым к выборам, поэтому финансовую подушку нужно готовить уже сейчас.

- У меня складывается стойкое ощущение, что из всех мэров города за последние 20 лет, по пиару и громким заявлениях, Вы переплюнули Дебоя. Вы говорите «мы сделаем», «Мы построим» - всё это в будущем времени, а то, что действительно удалось – можно сосчитать по пальцам. Из последнего – захват городской властью помещения Королёвского районного совета и Богунского, если это можно так назвать.
Передача этих помещений на баланс города это, я считаю, победа. Я всегда был уверен, что любой вопрос можно решить, вопрос только в цене. И пока губернатор Игорь Гундич был против, глава областного совета Ширма не отказался взять за голосование 50 тысяч $.
В остальном, да, очень много не получилось, что запланировал. Но есть человеческий фактор, экономическая составляющая и ошибки пиар-технологов, пресс-службы. Они часто вырывают мои слова из контекста и публикуют мои размышления. Я только подумал, они цепляются за это и делают красивые картинки. Я еще не знаю до конца как это сделать, а в СМИ уже есть инфа, что в Житомире власти ходят построить то и то. Картинка конечно красивая, но наполнение пшик и часто из-за этого мне неловко.

- Также неловко, как со встречей десантников? Они ведь приехали за 4 дня до того, как их торжественно встретили.
Да, смотрелось это немного глупо. Но думаю, что ребятам было приятно такое внимание. Хотя то, что людей было так мало – это наша недоработка. Много житомирян не знали, но бывают и провалы…

- В социальной сети вы пользуетесь значительной поддержкой. Житомиряне активно ставят «лайки», комментируют меньше. Сами ведете страничку?
Как когда. Иногда сам пишу, иногда пресс-служба. Кстати, они и контролируют вот эти самые «лайки». Это было что-то вроде внутреннего распоряжения. Лайки, перепосты, позитивные комментарии, зачистка негатива. Поэтому я не против того, что мои люди на работе сидят в социальных сетях. Они создают позитивный имидж и мне, и городу, за что и получают приличные зарплаты и премии.

- Что больше всего раздражает в работе мэра?
Бесит перерезать ленточки и ездить на публичные мероприятия. Я не люблю этого и никогда не любил. Это совок. Но больше меня раздражает, когда Наталья Михайловна приходит на публичные мероприятия в растянутых на коленях трениках. Я раздражаюсь, но стараюсь подавлять в себе эти эмоции, хоть 100 раз просил её одеваться подобающее подобным встречам. Но она такая, сама себе на уме.

Конец первой части.

Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]

Коментарів 0