Платные хаты "Моллюска". Что происходит в тюремной системе Украины

Лариса Стожук
2020-05-18, 09:00
  +21     0


В Украине заработал проект платных тюремных камер – на сайте Министерства юстиции уже есть онлайн сервис для предзаказа "хаты" с улучшенными бытовыми условиями.

Также глава Минюста Денис Малюська недавно поразил высказыванием об "очень умных и интеллигентных" пожизненниках, которых он готов даже брать на работу.

Между тем сама пенитенциарная система Украины переживает глубокий кризис – об этом говорят как сотрудники Государственной уголовно-исполнительной службы (ГУИС) – так официально сейчас называется это ведомство, так и "арестанты" - контингент следственных изоляторов, тюрем и колоний.

Начальство облагает подчиненных данью, подчиненные увольняются

"В новостях от министерства слышны лишь прожекты по продаже подразделений под застройку или "хат". Впрочем, оно и не удивительно, когда финансирование украинской "пенитенциарки" в Минюсте происходит по остаточному признаку. 

А самая главная проблема – кадровый голод. Очень крепкий недобор. Яркий пример: собрали как-то зимой начальников управлений и подразделений в Киеве. Спросили у них: какие есть проблемы? Встал один начальник подразделения и сказал: проблем много, вот у меня, например, сегодня на сутки в смене заступило шесть человек из инспекторов надзора - службу нести некому. Нужны зарплаты сотрудникам и все такое. Ответ аппаратчика: ну вы же как-то справляетесь?". "Справляемся", - ответил полковник. "Ну, вот и справляйтесь, дескать, дальше".

Во многих колониях дошло уже до того, что на вышках охраны периметра женщины-инспектора дежурят. У прапорщика с выслугой под 20 календарей, зарплата - 7-8 тысяч. Молодой инспектор получит за месяц около 6,5 тысяч. Лейтенант, в зависимости от должности, от 7 тысяч. Майор – до 12 – 13 тысяч гривен в месяц. И хоть график работы инспекторов – сутки через трое, учитывая то, с каким контингентом они работают, зарплаты нужно повышать хотя бы вдвое, что бы был какой-то конкурс. А так на работу берут всех желающих с улицы. Единственное требование – отсутствие судимости и учета в псих- и нарко-диспансерах. Поэтому многие, придя на должность инспектора, сразу интересуются возможностями "подработки". А какие-такие "подработки" на зонах и СИЗО? Только занос зекам "запрета" - наркоты, спиртного, телефонов, сим-карт", - рассказал "Стране" сотрудник исправительной колонии в Одесской области Сергей.

Впрочем, тем, кто у "руля" исправительных учреждений, финансовые трудности явно не грозят.В разных учреждениях ГУИС у начальства есть свои методы, как найти дополнительный "заработок" к зарплате. Прежде всего, деньги приносят сами учреждения. Своя цена есть у различных послаблений режима – например, от одной до трех тысяч гривен стоит долгосрочная "свиданка" при зоне или изоляторе с супругами или "невестами". Примерно столько же – перевод в более лучшую по бытовым условиям камеру, или госпитализация на "больничку" - отдельный блок при медсанчасти колонии.

В колониях можно за отдельную плату получить "хлебную" должность при кухне или хозблоке.

Отбывающие наказание, из числа авторитетных бандитов или состоятельных коммерсантов, могут при желании купить представление (хорошую характеристику и быстрое продвижение документов – Ред.) на УДО – условно-досрочное освобождение. По словам источников "Страны" в ГУИС, средняя цена вопроса за УДО в зависимости от тяжести статьи и отбытого срока – от 80 до 150 тысяч гривен.

В большинстве украинских исправительных учреждений, смотрящие (от воров в законе – Ред.) плотно сотрудничают с администрацией. "Любой следственный изолятор, колония или исправительный центр сам по себе – своеобразная машина по зарабатыванию денег – в среднем одна зона дает "смотрящим" до 300 тысяч гривен в месяц", – об этом  рассказал генерал полиции Вячеслав Аброськин."Сборы на общак составляется из нескольких потоков – часть денег дают зеки  из "коммерсов" - за "спокойную жизнь" на зоне, часть – это телефонные разводы зеков "вольных" - обычных людей, еще часть – доходы с игры в самой зоне (азартных игр – Ред.), а также от торговли наркотой и телефонами, которую контролируют "блатные". В свою очередь, смотрящие отдают "хозяину" (начальнику колонии – Ред.) и "куму" (начальнику оперативной части – Ред.) до 20 процентов от ежемесячного сбора на "общак". Суммы разные – от 30 до 80 тысяч гривен в месяц. Это часть негласного договора между "блатными" и администрацией. Блатные "помогают" деньгами, за это администрация особо не кошмарит зеков, предупреждает о посторонних проверках и не вмешивается во внутренние дела зоны, а также сквозь пальцы смотрит на занос в зону "запрета", - признался неоднократно отбывавший наказание Константин В.

У начальства исправительных учреждений есть и другие источники заработков. Например, организация "сходняков" и "банкетов" воров в законе в самих колониях. К слову, по поводу назначения нового смотрящего по Лукьяновке в середине января 2020 года – Кирилла Островского, в одной из камер изолятора состоялся большой банкет с водкой и привезенными из ресторана деликатесами.

Такие банкеты по разным поводам – от дней рождения "смотрящих" до сходок в тюремных стенах воров в законе, происходят ежемесячно почти во всех исправительных учреждениях Украины. К слову, на внутритюремные "сходняки" в качестве гостей приходят криминальные авторитеты, не отбывающие наказание. Массовые пьянки и употребление наркотиков давно стали обычным явлением даже среди обычных заключенных.

В качестве примера, 29 апреля 2019 года – во время празднования Пасхи, в черкасской колонии среднего уровня безопасности № 62 29 апреля 2019 года произошел пьяный бунт заключенных.Единственная область Украины, в которой исправительные колонии считаются "красными" - то есть, контролируемыми администрацией, а не ворами в законе, считается Харьковская.

"Харьков всегда был "красным". Там бандиты не решают ровным счетом ничего. Поэтому и в Харькове сидеть "уважаемым людям" не хочется, лучше в Сумах или Полтаве. СИЗО в Харькове пытаются держать "красным". Но там постоянное движение: райотдел, суды, транзит, посылки, передачки... Уследить действительно очень и очень сложно. И да, кто-то из сотрудников может согласиться что-то занести. Но Харьков этим грешит намного меньше, чем в других регионах и почти святой на фоне Лукьяновки… Есть и в других регионах подобные устремления к "красному". Где-то, как-то пытаются, но можно признать, что в плане контроля над работой подразделений, Харьков на первом месте, наверное, будет", - признается источник "Страны" в руководстве ГУИС.

Кадровый недобор породил еще одну тенденцию – криминальные авторитеты Украины начали массово внедрять в персонал исправительных учреждений и следственных изоляторов своих людей.

"Многие из желающих прийти к работать в ГУИС бьются по базам как люди из криминальных кругов, хоть и без судимости. Это такие агенты влияния. Чем больше "воровских" в персонале колоний и изоляторов, тем больше возможностей у воров контролировать зоны дистанционно", - признался сотрудник департамента стратегических расследований Нацполиции Владимир П. Еще один источник финансового благополучия начальства исправительных учреждений - сбыт неучтенной продукции производств при колониях, воровство бюджетных средств колонии – на "экономии" продуктов питания для контингента, топливе и поборы со своих подчиненных.
 
"С каждой зарплаты все инспектора должны сдать начальству по 100 гривен – это как бы "благодарочка" начальству, за то, что оперативная часть их не берет за пронос "запрета" на СИЗО. Также начальство любой колонии ворует на питании зэков, закупают откровенное гнилье вместо хороших продуктов, воруют на топливе, отпущенном на нужды колонии и деньгах, отпущенных на нужды зоны, на ремонт и эксплуатацию. Каждый "хозяин" исправительного учреждения возит в Киев определенную сумму непосредственному начальству в Государственном департаменте по вопросам исполнения наказаний – от двух до пяти тысяч долларов ежемесячно" - признается офицер исправительной колонии из Одесской области Сергей.

О колоссальных размерах воровства в исправительных учреждениях Украины свидетельствует недавняя информация Офиса генпрокурора Украины – по результатам прокурорских проверок лишь за первый квартал 2020 года было обнаружено хищение более 170 миллионов гривен имущества исправительных учреждений.

"Лохотрон для сладких"

Об отношении к министру юстиции Денису Малюське в ГУИС, говорит то, как его называют там за глаза - "Моллюском".

"Министр юстиции действительно напоминает моллюска. Грубо говоря, сейчас реально рушится вся пенитенциарная система Украины. Но руководство реально ничего не делает, а министр иногда высовывается из своей уютной ракушки и шевелит усиками, выезжая с показательными инспекциями в изоляторы и колонии. И выдает перлы вроде его желания взять на работу пожизненно – заключенных", - говорит источник "Страны" в ГУИС.
 
А прославивший министра юстиции проект платных камер, все собеседники и источники "Страны" из числа сотрудников пенитенциарной системы, да и сами сидельцы Лукьяновского СИЗО оценивают негативно."У нас уже назвали эти хаты "лохотроном для сладких". Есть и еще одно название – "VIP-хаты Моллюска". Цены сделаны для того, что бы побольше денег выдоить из "сладкого" зэка – новичка. 2000 гривен за сутки – это не для обычных обитателей СИЗО цены. А авторитетные люди в эти хаты не пойдут, там прослушек и видеокамер натыкано, помимо всяких "улучшенных" бытовых условий? На самом деле на Лукьяновке солидные люди давно живут в комфорте, и за гораздо меньшие деньги. Да и западло кичиться тем, чего нет у большинства других", - рассказал "Стране" один из подследственных Лукьяновки.

Управляющий партнер киевского адвокатского объединения Максим Могильницкий считает, что платные камеры создали незаконно.

"Это явное ущемление граждан. Явная дискриминация прав человека по имущественному цензу", - пояснил адвокат.

Также адвокат Максим Могильницкий раскритиковал платные камеры в изоляторе на своей странице в Fаcebook.

"Не секрет, что состоятельные граждане даже в украинских СИЗО сидят по-человечески. Взятка решает все. Заплати и получишь вполне благоустроенную камеру. Ни тебе сна по очереди, ни обжигающе ледяной воды в кранах, ни отхожего места за шторкой. Не гостиница, но и не рукотворный кошмар, в котором обычные люди суда дожидаются.

Только взятки эти мимо нашего Минюста проплывают. Обидно чиновникам делается, когда нетрудовая копейка в чужой карман падает. Вот и решили этот процесс возглавить. Зачем душить взяточничество и ремонтировать изоляторы, если можно тянуть с подследственных деньги вполне официально?

Отныне можно будет уплатить в кассу и сидеть в условиях, не унижающих человеческого достоинства. Нет денег? Добро пожаловать в душный клоповник!
 
В феврале текущего года ЕСПЧ в своем решении по делу "Сукачов против Украины" признал содержание в украинских СИЗО пытками и обязал Украину исправить ситуацию в течении полутора лет. Минюст, как я понимаю, требования ЕСПЧ как-то по-своему истолковал.

Думаю, что приведет это лишь к ухудшению условий "бесплатного" содержания. Ведь бизнес есть бизнес. Услугу надо продавать, а лучшей рекламы, чем убогость альтернативы, в данном случае, просто не придумать", - пишет Могильницкий.

Кстати, недавно на сайте Минюста появился онлайн-сервис, где можно забронировать "номер люкс" в Лукьяновском СИЗО.

Цены – 2 тысячи гривен за сутки, 8 тысяч гривен за неделю, 12 тысяч – за месяц.В пояснениях сервиса описан механизм получения услуги. Нужно написать заявление на начальника СИЗО, затем его рассмотрят. А вот заплатить за VIP-"хату" можно будет даже не самому заявителю, а любому желающему. Даже постороннему человеку.

В сервисе заверили, что после рассмотрения заявления, деньги на оплату можно перевести через интернет.

"Места есть, пожалуйста – пусть тот, за кого вы готовы заплатить, пишет заявление. После того, как начальство рассмотрит и даст добро – переводите деньги", - пояснил сотрудник сервиса Тимур Евсеенков.

Джерело Страна.ua

Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]

Коментарів 0