В Украину могут зайти европейские мобильные операторы

2019-09-20, 08:15
  0     0


Депутаты больше не станут поднимать вопрос продажи сим-карт по паспортам.

Одним из ключевых приоритетов новой власти наравне с бурным экономическим ростом является цифровая трансформация страны. Однако громкий проект «государство в смартфоне» невозможно реализовать без развития телеком рынка. Ведь именно он должен открыть доступ потребителей к оцифрованным госуслугам.

Когда в Украине все население страны сможет воспользоваться высокоскоростным мобильным интернетом? Будет ли обязательной регистрация всех абонентов сотовой связи? Зачем Верховная Рада вернулась к идее создать в государстве единую базу всех мобилок? На эти и другие вопросы UBR.ua ответил заместитель председателя комитета Верховной Рады по вопросам цифровой трансформации Александр Федиенко.

Насколько отстало законодательство Украины от современных реалий рынка связи?

Президент поставил задание – цифровизация страны. Для этого прежде всего нужно провести максимальный аудит сетей по технологиям и покрытию. А затем создать инфраструктурные решения – покрытие мобильной связью 3G/4G, фиксированными сетями. Чтобы в ближайшем будущем если не все, то подавляющее большинство украинцев получило доступ ко всем современным цифровым сервисам, которые могут быть реализованы уже на полноценно работающей цифровой инфраструктуре.

Понимая, что современные решения цифровизации возможно внедрить на современных инфраструктурных технологиях, мы так же осознаем, что нам требуется современное законодательство.

Учитывая это, можно сделать вывод, что наше нормативное поле уже устарело. Профильные законы принимались 15 лет тому назад. В Европе в следующем году вообще намечается имплементация кодекса электронных коммуникаций. Который объединит многие директивы Евросоюза. Кодификация – весьма перспективное направление. И я уверен, что в недалеком будущем нашей стране предстоит также пройти этот путь.

Украина обязалась имплементировать профильные директивы ЕС. И по моему глубокому убеждению, сделать это нужно, не повредив интересам национальных игроков рынка и нашей экосистемы. Которая, я считаю, у нас довольно неплохая, но есть куда двигаться и развиваться. Именно потому я остаюсь приверженцем плавного перехода в законодательном поле от закона к кодексам: убрав соответствующие возможные коллизии, посмотрев как реагирует рынок, потребитель, другие стейкхолдеры.

Новые законы нам нужны, для того, чтобы внедрять технические законодательные инициативы – обмен или шеринг радиочастотами, техническую нейтральность и многое другое. Путешествуя по стране, часто можно увидеть три вышки мобильных операторов, расположенных рядом. Как по мне, это полная бессмыслица. Ведь можно сэкономить на инфраструктуре - установить одну, наладить связь для всех трех и существенно сэкономить на затратах.

Возможно, стоит предусмотреть возможность, чтобы к этой инфраструктуре получили доступ не только три крупнейших мобильных оператора. Но и другие, кто захочет развивать цифровизацию. Поэтому в первую очередь мы в комитете цифровой трансформации будет заниматься тем, что уберем устаревшие законы. И будем подавать новые законопроекты, соответствующие нормам ЕС. Но так, чтобы не навредить национальной телекоммуникационной среде.

Какие именно нормы устарели, как именно их нужно поменять и какой эффект ожидается от изменений?

Часто можно услышать, что необходимо как можно скорее внедрить техническую нейтральность. К сожалению, не все понимают, что технейтральность – это не вседозволенность. Мол, получу лицензию и буду использовать любую технологию. Нет, так не будет.

Например, компания сможет использовать технологию GSM (2G – на этом стандарте построены сети всех трех крупнейших операторов Украины – ред.). Но она не сможет использовать технологию CDMA (в этом формате работает «Интертелеком» – ред.), в одном частотном спектре.

В то же время нормы должны быть такими, чтобы участники рынка смогли беспрепятственно развивать 3G, 4G, а в перспективе – и 5G. И для этого не нужно будет получать новую лицензию, проходить тендеры и т.д.

Возможно, тогда украинским рынком заинтересуются зарубежные компании. Например, виртуальные мобильные операторы. Которые арендуют инфраструктуру и запустят услуги под собственным брендом.

Когда парламент сможет принять новый закон о радиочастотном ресурсе?

Мы планируем уже в ближайшие месяцы подать законопроекты профильного характера, которые будут регулировать электронные коммуникации и радиочастотный ресурс (РЧР). Максимально быстро их отработать со всеми участниками и экспертами и принимать далее. Мой прогноз – до полугода.

А почему вы – авторы новых законопроектов о радиочастотном ресурсе и об электронных коммуникациях – сначала подали эти документы, а потом отозвали из парламента?

По моему личному мнению, в некоторых терминах законопроекта №1083 (об электронных коммуникациях – ред.) произошло манипулирование. И я ведь не один подавал этот документ. Мы – партия «Слуга народа» – прислушиваемся к мнению общественности. И вот мы прислушались к критике, высказанной в социальных сетях. Нами было принято решение отозвать и еще раз проанализировать законопроект. А законопроект №1086 (об РЧР – ред.) – это технический документ, который идет в связке с первым. Его тоже отозвали.

Токсические нормы, которые были в предыдущих вариантах, и которые могли двояко трактовать, в новой редакции исчезнут. Все максимально будет позаимствовано из директив Евросоюза.

Что именно будет удалено?

Реакцию общественности понять можно. Я вернулся с конференции операторов и когда спросил, кто читал законопроекты, то из представителей 300 компаний руки подняли от силы трое.

Если специалисты не читают законопроекты, то чего же ждать от общественности. Этим легко пользуются различные манипуляторы.

Теперь о токсических нормах. Мы идем к цифровизации, все больше сервисов можно будет получать прямо в мобильном телефоне. Все реестры будут доступны в онлайне. Чтобы ими воспользоваться, нужна цифровая идентификация. В нашей стране есть три вида такой идентификации: электронная цифровая подпись, Bank ID и Mobile ID. Если с первыми двумя все более-менее понятно, то остается вопрос, как идентифицировать абонента в мобильных сетях.

В предыдущем законопроекте был заложен принцип, что пользователь может пройти добровольную идентификацию. И переходной период для операторов длиной в четыре года, чтобы они успели подготовиться надлежащим образом.

Способ идентификации был схож с тем, который применяет «банк с котиком» (monobank – ред.). То есть, прямо в мобильном приложении.

Никто никуда не должен был ходить с паспортом. Почему-то у значительной части сообщество сложилось ошибочное мнение. В законах вообще не выписывается конкретная процедура, это всегда подзаконный документ. Мы просто заложили принцип: хочешь – идентифицируешься, не хочешь – не идентифицируешься. А пользуешься первыми двумя методами.

Второй спорный вопрос – это IMEI (уникальный международный номер телеком-оборудования – ред.). Ожидалось, что когда будут происходить несанкционированные вмешательства в работу сети, операторы смогут оперативно на них реагировать. И для этого у них было бы юридическое основание. Например, при необходимости отключать оборудование, которое может влиять на сеть оператора. А также решить вопрос терминацией трафика.

Бывает, что люди приезжают из других стран, устанавливают в Украине специальное оборудование и «маскируют» входящий международный трафик под видом местного. Это правонарушение называется рефайл. Из-за него операторы несут большие убытки.

Почему-то все решили, что опять же нужно будет с паспортом куда-то идти и регистрировать где-то IMEI телефона. Мы поняли, что нам нужно будет более четко прописать эти нормы, если они останутся в законопроектах.

Хочу сразу всех успокоить, этой нормы не будет. Будем вести дальше консультации с операторами как профилактировать вопрос рефайла. Наверное, было бы все просто, если бы у нас были сети только с пакетной коммутацией.

Так будет обязательная регистрация абонентов или нет?

Будет только добровольная. Мы, согласно Конституции, вообще не может человека заставить что-либо делать. Если кто-то захочет пользоваться, например, финансовыми сервисами, то он пойдет и зарегистрируется. Но если кто-то не захочет регистрироваться, то ему не будет доступен весь перечень современных онлайн-услуг.

А регистрация IMEI?

К нам часто обращались из общества защиты прав потребителей. Покупатели жаловались, что приобрели телефоны, а они не работали. Когда мы разобрались, оказалось, что эти аппараты попали в Украину контрабандным путем. И на них не распространяется гарантийное сервисное обслуживание.

Я как специалист против такого технического хаоса. Но в то же время я против вмешательства в частную жизнь. Против того, чтобы заставлять человека регистрировать что-то с паспортом, если он добровольно делать этого не хочет. Такой нормы и не было в отозванном законопроекте. Могу заверить, что регистрации IMEI не будет в новом законодательстве.

Одним из аргументов для внедрения базы IMEI был механизм поиска и отключения украденных телефонов. А почему сейчас полиция, мягко говоря, неохотно ищет украденные мобилки?

Хороший вопрос, но его нужно адресовать прежде всего министру внутренних дел. Я считаю, что у полиции есть все необходимые механизмы и возможности искать украденные телефоны. Им никто не мешает.

Мы направили запросы и внимательно изучим эту проблему. Если мы поймем, что нужно ввести ответственность правоохранителей за ненадлежащее выполнение своих обязанностей, то мы введем такую ответственность. Это вопрос нескольких месяцев.

Когда ожидать появления этих законопроектов в Верховной Раде?

Когда закончится работа над ними – надеюсь, в течение месяца. Вообще-то, не существует такого законопроекта, который бы устроил всех. Именно для этого существуют механизмы первого и второго чтения, общественные организации, ассоциации, эксперты.

Как изменится подход к определению эффективности использования радиочастот? Получит ли государство право изымать этот ограниченный ресурс в случае его «простоя»?

Если субъект хозяйствования купил себе спектр радиочастот и ничего с ним не делает, то государство должно оценить, насколько эффективно используется такой ограниченный радиоресурс. Насколько он финансово состоятелен. Если у него нет возможности развиваться, то государство должно изъять этот ресурс. Соответствующий механизм появится в законопроекте.

Изменится подход к освоению РЧР. Если сейчас требование – создать покрытие, то в дальнейшем – нужно будет оценивать, насколько широко используемый спектр и радиотехнологии охватывают население. Это все уже максимально реализовано в тех же директивах ЕС.

Соблюдение национальных интересов – что это?

Чего хотят европейцы? Доступ на наш внутренний рынок. Взамен нам предлагают доступ на их внутренние рынки. Чтобы привести наш рынок в соответствие к европейским правилам, ему нужно пройти довольно большую трансформацию. Это глубокие законодательные реформы и адаптация наших участников рынка.

Для меня самое главное, чтобы мы, двигаясь к Европе, не навредили нашей уникальной экосистеме. Да, я ее считаю уникальной, и во многом где-то даже перспективнее по сравнению с зарубежными.

В чем ее уникальность?

Общеизвестно, что интернет в Украине – один из самых дешевых и самых быстрых в мире. Речь идет о фиксированном доступе во всемирную сеть. Думаю, что мобильный довольно быстро сравняется по этому показателю. Ведь сейчас в правительстве обсуждается вопрос о диапазоне 900 мегагерц для покрытия 3G/4G-связью всей Украины. А в будущем мы будем говорить о других перспективных спектрах.

Что тогда делать с CDMA? Ведь по «соседству» с 900-ми частотами работает оператор «Интертелеком».

Возможно, стоит рассмотреть вопрос, чтобы передать технологию CDMA военным и спецпользователям. Ведь этот стандарт очень стойкий к радиопомехам. И я имею в виду не просто закрыть действующего оператора и передать его ресурсы кому-то («Интертелеком» обслуживает более 1 млн пользователей – ред.). Конечно же нет.

Это очень дискуссионный вопрос. Но его стоит рассмотреть, ведь Украина находится практически в состоянии войны. А защищенной системы связи для спецпользователей у нас нет, я говорю именно о канальном уровне.

Вы пришли в парламент на пять лет. Как вы видите отрасль связи по окончании этого срока?

Я хочу, чтобы через пять лет отрасль имела такую законодательную базу, которая была бы эффективной как минимум следующие лет десять. Мы должны прийти к европейскому законодательству. Убрать коллизии между законами, которые в той или иной мере касаются отрасли электронных коммуникаций. А потом выйти на кодификацию, потому что это мировая практика. Когда есть один документ, который называется кодекс, в котором будут учтены все предыдущие законы.

Джерело UBR




Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]

Коментарів 0